Заказать тур сейчас:

(+998 71)200 00 19

Об Узбекистане

Узбекистан - музей под открытым небом


         Шедевры зодчества Узбекистана давно и заслуженно снискали мировую славу. Известностью пользуются в основном те, что расположены на туристских схемах Самарканда, Бухары, Хивы, причем все это образцы монументальной архитектуры. А между тем многие выдающиеся памятники лежат вне этих проторенных троп. Из поля зрения традиционных путеводителей выпали  также творения народного зодчества - жилые дома, небольшие внутриквартальные и сельские мечети, хотя в них сконцентрирован многовековой строительный опыт, красота архитектурных форм и узорного декора.

          Памятники архитектуры Узбекистана охватывают примерно тысячелетний интервал времени, но это - зрелые плоды на древе истории среднеазиатского зодчества, корни которого  уходят вглубь земли - не только в фигуральном, но и в буквальном смысле слова. Ибо археологические  экспедиции открывают из года в год остатки погребенных в толщах земли сооружений двух и трех-тысячелетней давности, и в них уже запечатлены те приемы строительного дела, которые в своих наивысших формах определяют качества архитектуры как искусства.

           Название «Узбекистан - музей под открытым небом» подчеркивает, что памятники зодчества и впрямь  открыты взору, словно огромные музейные экспонаты разных веков. Но вещи в музеях мертвы, оживают  для посетителей либо излучением своей красоты (если это произведения искусства), либо заключенной в них познавательной информацией. Памятники  архитектуры живут той полнокровной жизнью,  в гущу которой они включены. Будь ли то медресе  самаркандского Регистана, вокруг которых движутся  толпы прохожих и потоки машин, а внутри трудятся мастера-реставраторы, будь ли то старинные рынки Бухары и Хивы, где и поныне пестрят на прилавках товары, будь ли то мавзолей в горах у Лангара, словно бы слившийся с величием окружающего ландшафта, или, наконец, уютные, завитые виноградными лозами жилые дома городов и сел Ферганской долины, архитектура здесь неразрывно связана с людьми - их делами и помыслами, их заботами и досугом.
Нами, разумеется, не ставится цель осветить историю архитектуры Узбекистана - эта тема солидного ученого труда. Кинем лишь беглый взгляд на долгий путь ее поисков и находок, отказа от достигну-того, иногда ценою утрат, а затем и новых свершений, зримыми вехами которых перед нами предстанут сами памятники архитектуры.

         Уже в своих истоках и в последующем развитии в архитектуре Узбекистана  многое диктовалось природно-климатическими условиями. Ведущим строительным материалом здесь постоянно был лесс -дешевый, вязкий, стойкий. Его использовали в виде битой глины - пахсы, забутовочных комьев, сырцового кирпича, скрепляющего раствора, смазок и штукатурок, позднее - в виде жженого кирпича, еще позднее - глазурованных кирпичей и декоративных облицовочных деталей. Применялось и дерево, но экономно; древесные посадки в жарком климате юга следовало беречь. Очень редко употребляли камень - запасы его огромны, но он ненадежен при строительстве в зонах высокой сейсмичности, а территория Узбекистана везде такова.

          Резко континентальный климат страны также многое определил в местной архитектуре. Едва ли не восемь месяцев в году здесь можно проводить на открытом воздухе, оберегаясь не столько от холода, сколько от солнечного зноя. Отсюда - замкнутые дворики, навесы - айваны, верхние полуоткрытые балаханы; отсюда роль зеленых насаждений и проточной воды арыков и хаузов.
Изменения социальной обстановки стимулировали развитие общих архитектурных идей. Древние области - Бактрия (часть ее охватывала Судхандарьинскую область Узбекистана), Согд (междуречье Кашкадарьи - Заравшана - Сырдарьи), Хоразмия (низовья Амударьи и Сырдарьи), Шаш (Чирчик-Ангренский оазис), Паркана (Ферганская долина) были областями сложения древних среднеазиатских цивилизаций. Характерную черту их составляло существование оседло - земледельческого и скотоводческого населения и начало формирования уже во II тысячелетии до н.э. протогородской культуры. В северной Бактрии археологами полностью вскрыт один из таких „протогородов" Саппалитепа - прямоугольный в плане, охваченный по периметру системой оборонительных стен с лабиринтообразными казематами и с плотной внутренней застройкой.

            В I тысячелетии до н.э. в Бактрии, Согде, Хорезме уже слагаются подлинные города. Они имеют прямоугольный или круглый план (Кизил-тепе, Банды-хан, Тапашкан - все в Сурхандарьинской области), укреплены крепостными стенами с полукруглыми башнями и внутристенными коридорами со множеством бойниц для лучников-стрелков; в городах этих имелась цитадель и особый административно-правительственный комплекс, а за стенами были разбросаны селения и отдельные усадьбы, жителям которых город мог дать защиту в тревожные дни военных действий.
Такие города застали и приступом брали в IV в. до н.э. войска Александра Македонского, когда они пересекли Амударью и двинулись к столице Согда- Мараканде. Она была обведена стеной и имела мощную цитадель, остатки которых можно увидеть при посещении Самарканда, на городище Афрасиаб.
И вот Средняя Азия вступает в эру собственной античной культуры, сложение, подъем, расцвет и деградация которой охватывают период с III в. до н.э. до IV в.н.э. Она развивалась в тесных контактах с передовым для того времени направлением культуры эллинистического мира, отчасти Индии и Ирана. При этом в архитектуре имело место не прямое заимствование, но лишь усвоение некоторых творческих идей и отдельных художественных деталей.

             Из Индии вместе с буддизмом проникают типично буддийские постройки - в Термезе, Айртаме, Дальверзин-тепе. Но в целом памятники зодчества среднеазиатской античности предстают в своеобразии своих объемно пространственных композиций архитектурных форм и деталей, свидетельствуя о традиции, опирающейся на опыт веков, о тех творческих поисках, которые привели к разработке собственных направлений и стиля.

           В античное время возрастают числом и разрастаются по площади города. Дальнейшее усовершенствование получает фортификация. Крепостные стены толщиной от четырех до девяти метров у подошвы обведены рвом. Выводятся они то сплошным массивом, с верхними боевыми ходами и площадками для камнеметных орудий, то с внутристенными казематами и соединительными ходами, фланкированы многочисленными прямоугольными башнями. На стенах и в башнях - множество бойниц в два-три ряда по высоте, на гребнях их были зубчатые парапеты, из-за которых также велся обстрел.

            Разнообразие социальных функций античных городов выдвигало перед архитектурой градостроительные задачи - пробивку улиц и площадей, устройство открытых хаузов и подземной сточной канализации. Главную массу городской застройки составляли жилые дома. Дома богачей и дворцы правителей (Топрак-кала в Хорезме, Халчаян и Дальверзин-тепе в Сурхандарье) отличались либо масштабами, либо характером убранства, но в общем следовали сход, ным типологическим схемам: у них имеется парадный двор (дворы), портик-айван на деревянных колоннах, «гостевая» часть — вестибюль и приемный зал - михманхана, боковые или обводные коридоры, отделяющие блоки жилых и хозяйственных помещений; нередко есть особая домашняя капелла с культовой нишей. Дома рядовых горожан попроще: компактный план, включающий небольшую михманхану, жилые, рабочие и хозяйственно-бытовые помещения.
           Пестрота религиозных воззрений определила разновидности связанных с ними культовых сооружений, где правила ритуала диктовали отличия планировочных и, соответственно, объемно-пространственных композиций. На древних городищах Узбекистана обнаружены храмы династийного культа, святилища Великой богини, буддийские монастыри- вихара и памятные монолитные сооружения - ступы.
В убранство храмов, дворцов и домов богачей нередко входили резное дерево, каменные архитектурные детали, живопись, скульптура.

         Уже в те далекие времена слагаются особые типы погребальных сооружений: прямоугольные со сводчатыми склепами «наусы» в Бактрии (Дальвер¬зин-тепе, Бандыхан), круглые, с центральным куполом и обводными камерами мавзолеи в низовьях Сырдарьи (Тагискен, Чирчик-Рабат у др.).

           VI—VII вв. ознаменованы восстановлением жизни в некоторых из пришедших в полный упадок античных городов (например, Самарканда), частью - сложением новых городов, отвечающих запросам иной социальной обстановки, но преобладали в эту пору селения, возникавшие близ мощного замка - кешка, где проживал и правил местный рыцарь-дихкан. Страна распалась на многочисленные самостоятельные княжества, лишь номинально подчиненные центральной власти Тюркского каганата, бывшие частью иранского государства Сасанидов, фактически же независимые, но маломощные. Между тем социальная система  ранний феодализм  была на подъеме, и это обусловило общий стимул к развитию различных сторон общественного бытия, в том числе культуры.

            Использование жженого кирпича открыло перед зодчими неожиданные возможности его комбинаций, создающих геометрический узор путем установки кирпичей плашмя, вертикально, по диагонали, «елочной» кладкой. В резьбе по дереву и ганчу, при сохранении многих древних мотивов растительной орнаментации, намечается все большая их стилизация. И, наконец, с усвоением арабской письменности, появляется новый вид декора - эпиграфический орнамент.

           В XI - начале XIII вв. Средняя Азия входит в состав крупных государственных образований, во главе которых стояли тюркские династии Караханидов, Газневидов,  Сельджукидов, Хорезмшахов. Эта эпоха развитого феодализма отмечена дальнейшим ростом городов, где приток населения, средоточие административной власти и воинских сил, дальнейшее расширение внутренней и международной торговли выдвигали ответственные и многообразные задачи перед архитектурно-строительными корпорациями. В строительном деле отмечается прогресс в составе строительных материалов и совершенствование конструкций. В монументальном зодчестве все возрастает роль жженого кирпича на высокопрочных растворах. Больших успехов достигают зодчие в разработке сводчато - купольных перекрытий, особенно конструкции купола над квадратом стен. Она осуществляется посредством остроумных переходных систем, устройства облегченных внутренних пространств, выведения самих куполов двойной оболочкой, в чем среднеазиатские зодчие на триста лет опередили подобную конструкцию в европейской архитектуре.

            Развитие строительного и гончарного дела расширило виды архитектурного декора. Помимо узорообразующих выкладок из фигурно отесанного жженого кирпича, появляется резная терракота, а с XII в. в облицовку куполов отдельными вкраплениями в узор вводится голубая глазурь. В оформлении же интерьеров используется резьба по ганчу и орнаментальная роспись. Расширению технологии архитектурного декора сопутствует исключительное богатство орнаментальных мотивов - геометрических, стилизованно-растительных, эпиграфических.

           В композиции дворцов правителей XI-XII вв. характерен обширный двор с айваном и на осях, в обводе одного-двух этажей помещений, среди которых особенно параден был аудиенц-зал. Так, во дворце термезских правителей он был выделен снаружи портиком с мощными устоями, поддерживавшими арки, за которым располагался трехпролетный сводчатый зал, причем все стены и устои покрывала богатейшая резьба по ганчу и орнаментальная живопись.

       Окончательное торжество по всей Средней Азии ислама  определило повышенное внимание к созданию и поддержанию зданий мусульманского культа - мечетей, медресе - высших духовных училищ, ханака - странноприимных домов для суфиев, мавзолеев над погребениями видных шейхов и султанов.
Определились три разновидности мечетей: главная соборная мечеть - джами или джума для общегородских пятничных молений; загородная мечеть - намазга, где отмечали празднества Курбан и Рамазан; внутриквартальные - гузарные мечети, повседневно обслуживающие общину гузара или махалли. Мечети - джами имели обычно двор, обведенный навесами на деревянных колоннах или арочно-купольными галереями на столбах; на главной оси двора, напротив входа, высился сводчатый айван главного здания, в торцовой стене которого находилась молитвенная ниша - михраб. На углу - впритык или несколько поодаль стояла башня-минарет для созыва правоверных на молитву. Среднеазиатские минареты обычно имели форму круглого, сужающегося кверху ствола, увенчанного фонарем-ротондой; ствол расчленен концентрическими полосами орнамента.

Особое развитие получило в XI-XII вв. строительство мавзолеев. Архитектурно-образная идея их - увековечить в поколениях память о видных деятелях ислама, о могущественных правителях либо членах царствующего дома. Отсюда - сооружение усыпальниц из долговечного материала - жженого кирпича, в то время как даже дворцы возводились обычно из сырца или в глино-каркасной кладке, придание им монументальных форм, иногда при не столь уж крупных общих размерах, насыщенность декоративным убранством.

     Основную группу сохранившихся в Узбекистане построек в середине XIV в. составляют мавзолеи (Буянкулихан и Сейфеддин Бохарзи в Бухаре, комплексы в Фудине и Касби, ранняя группа Шахи-Зинда в Самарканде). Примечательная черта их - ансамблевый принцип группировки и поразительное по красоте декоративное убранство.

В последней четверти XIV в. на политическую арену мировой истории выдвигается Тимур. Из числа наиболее грандиозных зданий, созданных по велению Тимура в Самарканде и Шахрисабзе, дошли, почти целиком или в руинах, фамильные усыпальницы Тимуридов - Доруссиадат и Гур-Эмир, дворец Ак-Сарай и мечеть Биби-Ханым. От Ак- Сарая сохранились лишь мощные устои портального свода, но детальные описания современников позволяют мысленно воссоздать его облик: грандиозный пештак, за которым расположен обширный двор с зеркалом бассейна в центре, в обводе помещений и со сводчатыми айванами на осях, за которыми располагались большой и малые аудиенц-залы. В Самарканде, в основном в пригородной зоне, для Тимура было возведено множество дворцов, утопавших в зелени искусно разбитых парков.

       В общественно-идеологической жизни тимуридской державы религия по-прежнему играла огромную роль - отсюда возведение культовых зданий ислама. Хотя в Самарканде уже существовала джума- мечеть, Тимур распорядился возвести новую, которая масштабами и богатством декора превзошла бы все мечети мусульманского мира. Это огромное сооружение (руины его известны под именем Биби-Ханым - легендарной царицы) включало двор, обведенный многокупольной галереей на сотнях несущих колонн и столбов, с монументальными портально-купольными зданиями на осях и угловыми минаретами. Особое внимание уделялось при Тимуре и Тимуридах возведению династийных мавзолеев. В числе их - Гур-Эмир, где погребены Тимур, его сыновья и внуки. Форма мавзолея предельно геометризована: восьмигранная призма, увенчанная рубчатым куполом на цилиндрическом барабане. Та же величавая простота и во внешнем изразцовом декоре, но внутри вся усыпальница, от панелей до зенита купола, заткана узорами, в которых доминирует золото и лазорево-синий цвет. На протяжении XIV-XV вв. возникло и большинство мемориальных построек ансамбля Шахи-Зинда.

При Улугбеке особое внимание уделялось строительству медресе, игравших в эту пору роль своеобразных университетов, где наряду с теологией преподавались точные и естественные науки (они сохранились в Самарканде, Бухаре, Гиждуване). Им же была сооружена и знаменитая самаркандская обсерватория, равной которой не было в ту пору во всем мире.

        Выдающееся достижение градостроительной мысли тимуридской эпохи составляли архитектурные ансамбли. Лучшие среди них - Регистан и Шахи-Зинда в Самарканде. Регистан - сердце тимуридской столицы, его главная общественная площадь была оформлена при Улугбеке с трех сторон монументальными фасадами медресе, ханаки и караван-сарая, а с четвертой - зданиями огромной мечети Алике Кукельташа и малой мечети Мукатта. При разнообъемной композиции всех сооружений их объединяла строгая логика осевых и пространственных связей, равновесие объемов, единство декоративных приемов и средств. Между тем Шахи-Зинда - это удивительный в своем разнообразии и вместе с тем композиционной целостности ансамбль живописного стиля, который во многом определяло беспримерное богатство изразцового декора его построек.

Социально-экономический кризис, охвативший всю Среднюю Азию в XVIII в., прервал здесь намного лет всякую архитектурную деятельность. Перелом наметился лишь на исходе столетия, политическим признаком чего явилось образование Бухарского эмирата, Хивинского, а позднее - Кокандского ханств. Экономическому подъему способствовало оживление внешней торговли. Сохранение феодальной системы тормозило прогресс, но почти заглохшая культурная жизнь постепенно пробуждалась. В XIX в. в среднеазиатских ханствах нарастают темпы строительства - особое внимание уделяется при этом застройке Бухары, Хивы, Коканда, но она захватывает также Ташкент, Самарканд, Андижан, ряд малых городов и даже селений.
Почти вековой культурный застой принес немало утрат - не только исчезновение с лица земли многих архитектурных творений прошлого, но и прервавшиеся строительные традиции, ранее передававшиеся в ремесленной среде из поколения в поколение. Но нити творческой преемственности в народе не угасли, свидетельством чего служат памятники архитектуры конца XVIII - начала XX вв. Особенно явственно это запечатлено в Хиве, ядро которой — Ичан-кала предстает в единстве всей своей застройки: крепостных ограждений и городских ворот, улочек и небольших площадей, монументальных зданий и жилых домов.

В монументальной архитектуре наблюдается, с одной стороны, следование разработанным ранее ком-позиционным схемам, а с другой — появление локальных особенностей, мы бы сказали, локальных школ - хивинской, бухарской, ферганской. Объяснение этому — в воздействии на официальное зодчество местных приемов и форм народной архитектуры и декоративно-прикладного искусства.
Лучшие образцы дворцовой архитектуры этого периода - Таш-хаули, Рафанек, Нурулла-бай в Хиве, Урда Худоярхана в Коканде, Ситора и Мохи Хосса в Бухаре. Их дворы, покои, колонные айваны - это как бы гипертрофированные в своих размерах элементы жилых домов, насыщенные богатейшим декором, сами приемы и мотивы которого характерны для народного декоративного искусства. Те же формы и убранство - в пятничных и квартальных мечетях. Создателями всех этих построек были местные народные мастера, вводившие привычный арсенал архитектурных форм и орнамента. Лишь медресе и минареты по-прежнему следуют традиционным схемам монументального зодчества былых эпох.

           Среди построек XIX - начала XX вв., дошедших до наших дней, быть может, особую ценность составляют жилые дома. Увы, с годами их становится все меньше, так как возведены дома из материалов, не очень долговечных. Преобладают глино - каркасные стены (деревянный каркас, забутовки глиняными комьями-гуваля), преимущество которых - исключительная дешевизна и в то же время антисейсмичность. Употребляются также сырцовые и пахсовые стены, которые экономичней возведенных из жженого кирпича и лучше сохраняют прохладу летом, тепло очагов - зимой. Перекрытия балочные, с земляной кровлей.

           Народное массовое жилище Узбекистана таит в себе многовековой, отстоявшийся опыт, оно создает внутренний комфорт и оптимальные условия проживания в зоне резко континентального климата страны. Притом учитываются природные особенности разных районов - отсюда известные региональные отличия в планировке, ориентации, приемах проветривания.

Жилые дома Бухары, площадь которых лимитировалась скученностью внутригородской застройки, возводились в большинстве в два этажа, с внутренним одним или двумя двориками. Глухие фасады скрывали уютную организацию внутреннего пространства - двор, окруженный айванами на деревянных колоннах со сталактитовыми капителями или резными подбалками; стены комнат, богато оформленные фигурными нишами - касамонами, резным ганчем, лепными карнизами, росписью на потолках. Самаркандские дома были невелики - в две-три комнаты, с колонным айваном, стены которого, а также гостиная - михманхана украшены касамонами, резьбой по ганчу с окраской деталей или фона. Своеобразны самаркандские загородные усадьбы - курганча, обведенные высоким глинобитным дувалом. Их облик напоминает средневековые крепости благодаря декоративным глинобитным башенкам, зубцам, ложным бойницам; поверхность же пахсовых блоков украшает насечный или штампованный узор линейногеометрического или символико-орнаментального характера.

Драгоценное качество народной архитектуры Узбекистана составляло его декоративное убранство. В различных районах преобладали излюбленные местными мастерами художественные приемы и мотивы орнаментации в резьбе по дереву, ганчу, мрамору и просто по глине, в окраске резных панно, в стиле виртуозных настенных и потолочных росписей.

Архитектурно-декоративное наследие Узбекистана - искусство глубоко народное, очень жизнерадостное, полное яркой красочности и неистощимой фантазии в построении узора.


Приглашаем Вас посетить Узбекистан - музей под открытым небом!

 

          


Заказать тур
X

Заказать тур

Название тура*
Информация о клиенте:
Фамилия * Имя * Гражданство *
e-mail: * Номер
телефона
*
Информация о туре

Количество
людей
в группе

*
Заезд * Выбрать дату в календаре
Выезд * Выбрать дату в календаре
Откуда
(страна, город)
*
Вид размещения
Дополнительные услуги
Подержка VISA

Гид
Комментарии Заказать
15.12.2018